Первый трип в Африку. Часть 3. Нил, Джинджа и таранька

Джеймс обещал заехать в отель утром часов в 7, так что ночью я договорился чтобы мне приготовили какой-нибудь завтрак пораньше. Естественно, в 7 весь персонал еще спал. А утренняя Кампала прекрасна.

дальше много фотографийCollapse )

Первый трип в Африку. Часть 2. Самокрутки в Кампале

Я прилетел в Энтеббе с чувством легкого опьянения и полбутылки джина в боковом кармане рюкзака. В общем, аэропорт как аэропорт, напоминает Ираклион или старый Харьковский аэровокзал, но только более африканский. Первое что "надо" сделать - заполнить анкеты о прибытии, но я сильно тормозил после недосыпания и джина, поэтому никак не мог найти "правильные" бланки - были только бумажки для выезда. А может departure - это arrival по-угиндлишу? Или все таки departure - это departure? Местный, заполняющий что-то рядом, сказал - "Не парься, у них просто нету бланков на прибытие, да и какая разница. Когда нету вообще никаких бумажек, никто ничего и не заполняет!". "Действительно, какая разница?", подумал я и записал целью своего "выезда" из Уганды "посещение Уганды", а также пол, образование, места учебы и работы и т.д.. Еще немного - и группу крови бы написал, но у них не хватило длины бумажки для этой графы. Потом строгий здоровенный черный-пречерный дядька снял отпечатки, забрал 50 баксов, поставил штамп и дал квитанцию об оплате визы. Welcome to Uganda! Никаких трудностей, даже не спросили есть ли у меня прививка от желтой лихорадки. 50 мертвых американских президентов - вот что нужно.

Дальше...Collapse )

Первый трип в Африку. Часть 1. Предыстория.

Попасть в Африку я мечтал давно, еще в детстве, когда играл в лесу, лепил фигурки из пластелина,
рисовал карты и занимался прочими детскими делами. У меня была старая книга Давида Ливингстона, его дневники. Я очень любил читать эти желтые странички, сквозь них я видел невообразимые картинки: природа, люди, карты, приключения. Соответственно, все участки бабушкиной деревни Сосновка были разделены между племенами, а милиционер на мотоцикле был буром. В машинки я тоже игрался, но так получилось что став большим (ну или высоким по крайней мере), я забил на машинки, а вот в Африку - как тянуло, так и тянет. Мне объясняли что это все мой Дон-Кихотизм, болезнь такая, верней не болезнь, а что-то там из соционики, психотипы, все дела. Так вот, по всяким разным обстоятельствам раньше у меня все никак не получалось, оказывалось что то ли я слишком привязан к кому-то или чему-то, то ли кто-то или что-то слишком привязано ко мне. Ну и, как полагается по законам геометрии, тьфу, то есть теории относительности, хаоса, неопределенности, предопределенности и все такое... по этим законам вдруг дернулись какие-то ниточки, я купил билет и через 3 дня уже стоял в аэропорту Энтеббе, Уганда.
дальше...Collapse )

Поиски

Опять начались потогонные кошмары сниться. Плохо для здоровья, наверно, но в качестве рефлексии и даже в некотором роде развлечения - вполне интересно.

Сегодня снился сон из двух частей, без мяса и рубилова, ничего такого страшного, но в нем сочетались трансформированные события недавнего прошлого с людьми из далекого прошлого и людьми, которых я встретил совсем недавно. Сон окутан туманом и мистикой, я не помню деталей, но смысл в том что я искал конкретного человека в разных уголках планеты. Постоянно летал и в аэропортах натыкался на всякие препятствия. Разные попутчики, которых я знал в далеком прошлом, но с которыми я как-бы знакомлюсь заново, и много диалогов с ними. Один из них, мой "новый" знакомый-одноклассник, сказал: "Зачем тебе этот чемодан? Он слишком тяжелый, ты должен избавиться от него!". В моем чемодане было прошлое, я постоянно таскал его с собой, но оно часто рассыпалось и я в спешке запихивал его обратно и бежал чтобы успеть на очередной рейс.
Tags:

сны об июне

лежал на пурпурной траве в летнем парке,
смотрел трехмерные разноцветные сны о том июне.
не о том, который здесь, сейчас, у них, у вас, у нас,
а о том, который неважно где и когда, и только у нас.
в той реальности он совсем не похож на обычный июнь.
в той реальности он не такой жаркий и потный.
в той реальности он не такой холодный и мокрый.
и дожди там сладкие и пахнут чайными розами,
их можно пить, пить, пить и наслаждаться.
все, впрочем, как и у нас, только вкус другой...

в пастельно-желтом небе лиловый солнца глаз
подмигивает как только ты на него посмотришь,
и улыбается, улыбается, так тепло улыбается.
розоватая пудра облаков отражает свет его улыбки,
осыпается искристым невесомым смехом на твои щеки
и они горят от этого, горят, освещая мне дорогу к тебе.
ведь там можно легко заблудиться и пропасть, в том июне,
там можно вообще натворить много всякого,
а потом слезы будут выделяться сквозь кожу, кислые.
все, впрочем, как и у нас, только вкус другой...

своими коготками ты впиваешься мне в кожу
и лиловые, зеленые, красные хитросплетения
узоров удовольствия расплываются в глазах,
смешиваются в радужный коктейль и капают на твою шею.
нифига это не слезы, там это имеет другой смысл, -
это так любовь материализируется и делится собой с тобой.
ее можно погладить, поиграть с ней, позабавиться,
ее даже можно лизнуть языком, если хочется,
и она никогда не будет горькой, одни сладости.
все, впрочем, как и у нас, только вкус другой...

сон

я - белая птица, лечу невысоко над землей к какой-то реке. саму реку не видно, но я знаю что лечу именно к ней, в воздухе чувствую близость воды. на моем пути неожиданно встают деревья, не сильно высокие, вроде яблони. сплошной барьер из деревьев. сейчас лето, но их кроны совершенно голые, одни ветки. пытаюсь подняться выше чтоб преодолеть барьер, но никак не получается, очень устал махать... руками (да-да, именно руками, я так и подумал о своих крыльях - "как же руки устали"). так что я лечу прямо сквозь голые кроны деревьев, очень тяжело, руки-крылья устают все больше, теряю силы и уже начинаю впадать в панику. все происходит в полнейшей тишине, не слышно даже как руки-крылья цепляются за ветки.

наконец этот лес заканчивается. подо мной - глубокий овраг. не смотрю вниз, хотя туда очень тянет, как магнитом. я пытаюсь держать уровень и лечу вперед. по бокам оврага, с обеих сторон - деревья, уже налитые зеленью, полноценный летний живой лес. только он настолько плотный, что даже если бы я и захотел, то не смог бы свернуть и пришлось бы все равно лететь по вектору оврага. я помню что мне надо к реке, и до этого оврага я знал что я лечу в правильном направлении. но сейчас овраг меня направляет, и я не знаю будет ли там дальше река. от этого появляется легкое чувство паники и дискомфорта. плавно опускаюсь, все еще не смотря что там внизу...

и вот я на земле. я недалеко от реки, и я вообще-то не птица, я - это я, человек с именем и фамилией. я ищу летний кинотеатр в парке моего родного городка. вообще-то там никогда и не было летнего кинотеатра, но в этом сне я знаю о нем. пока что не помню как он выглядит и где именно он находится, но я испытываю сильное чувство дежавю. вот-вот я его найду и пойму что это за место, вот-вот... я иду туда не смотреть фильм, а для того чтобы с кем-то увидеться. я шел и думал о кинотеатре, пытаясь вспомнить.

а когда я отвлекся от мыслей, оказалось что я иду не один - с другом, андрюхой, пашкиным братом, с которым мы познакомились очень давно во время рок-фестиваля в харьковском парке горького. он торговал пивом с палатки и поил меня-студента бесплатно, потому что я пашкин друг. он меня много раз выручал и поддерживал, очень хороший и добрый человек. мы шли молча, и я даже не смотрел в его сторону, просто знал кто это, и было приятно идти рядом. он шел не в кинотеатр, просто пока что нам было по пути, наверно. хотя я и сам не знал точно куда мне по пути.

наткнулись на площадку с детскими, но очень большими 3-колесными неуклюжими велосипедами. андрюха сел и уехал, я тоже сел и поехал за ним. ехали по траве и неасфальтированной улице, помогая ногами как дети, потом появился очень ровный тротуар, ехать стало легко. андрюха свернул и исчез, поехал по своим делам на 3-колесном велеке.

темно, горит костер, я в парке. это импровизированный кинотеатр, вместо скамеек - бревна. я его нашел как-то. теперь я вспомнил - я когда-то видел его, этот кинотеатр, в родном селе моего друга. мы сидим втроем: я, кто-то и олег, мой повесившийся одноклассник. я очень отчетливо вижу его лицо. он был хорошим. в школе совершенно не учился, но при этом нравился учителям. я много раз после уроков заходил к нему домой, и каждый раз удивлялся как бедно они жили. его мать была уборщицей в школе, у него был младший брат дима. а еще у него была родинка на лице и очень светлые глаза. это все я вспоминал во сне. это было 20 лет назад. о его смерти мне сказал одноклассник валера.

мы сидим втроем с олегом и еще с кем-то и смотрим в костер. олег напротив меня, по ту сторону костра. я спросил его:
- ты куда пропал в последнее время?
он обошел мирно потрескивающий костер, сел рядом на корточки и сказал:
- почему пропал? ты просто не знаешь. у меня здесь группа, "чрево наших". хип-хоп играем, вон там, у реки.
и показал пальцем в сторону реки.
- ты же живешь там недалеко, может, слышал? шумим там по ночам.
- а о чем тексты?
он еще немного посидел, как будто обдумывая что ответить, потом встал и сел на свое место по ту сторону костра. мы сидели и молчали все втроем какое-то время, смотрели и слушали огонь. третий внезапно прервал потрескивание костра:
- да ты разве их не слышал? их здесь все знают.
- я же так давно в этих местах не был, целую жизнь... так о чем поешь, олежка?
олег опять подошел и сел рядом. и тихо так, почти шепотом, глядя в глаза:
- о чем все поют? - о любви.
встал и ушел обратно за костер. просыпание...